1998‎ > ‎

Биксурский марафон, Апрель 1998

(репортаж с места событий) 

Воскресным утром 26 апреля позвонил приятель. 
-- Извини, не могу с тобой болтать - спешу на Биксурский марафон. -- А у нас в прошлое воскресенье был Бостонский. 
-- Так они уже сюда прибежали. 
-- Интересно, куда ж они теперь побегут, ведь у вас там океан. 
--Я проверю, ну, пока. 

Жена, как всегда, опять еще не готова: 
-- Принеси газету, мне же надо знать погоду. 
-- Да вон она, погода, за окном, -- жарища стоит. 
-- Ничего ты не понимаешь, рассуждаешь, как последний босяк. Мы на Биксурский марафон приглашены как вери импортант персонс, VIPами, в высшее общество, там ни на градус по Фаренгейту нельзя ошибиться в спортивной форме и бижутерии. 

Маленькая Кармел забита до отказа. Кругом разбиты белые шатры разных размеров и фасонов - неужели народ опять в Исход собрался, такую благодатную землю покинуть решил? 

Пригласивший нас Джейл светски любезен и для пущего фана не расстается с марафонской формой, босой, конечно. Живет он поблизости, на полдороге к Биксуру. Первым же ливнем Эль Ниньо ему завалило грязью гараж и размыло машину - поневоле станешь марафонцем. Парень он, видать, не промах - еще до жары, по холодку, пробежал свое и теперь наслаждается нашим высшим светом. 

У госпитального шатра мы получили свои удостоверения на липучках и бумажный браслет-вездеход. Вместо коек и прочей лазаретной утвари внутри шатер уставлен белыми столиками и развалом фруктов, напитков, холодных и горячих закусок. В центре, там, где обычно орудуют окровавленные хирурги и апатичные анестезиологи, мирно курлычит арфа в попад с флейтой. 

Меж нами VIPами затеялся оживленный разговор, так, знаете ли, ни о чем: о Восточной Германии, свободе в России, духовном джазе и прочих вещах далеких, несуществующих и мало нам знакомых. Мы щебетали под шабли с шардоне на эбониксе, с трудом и смехом понимая себя и, совсем в меру и понемногу собеседников. 

Неподалеку, за трибунами, забитыми шумными неVIPами, кто-то все время бежал, кажется, на Аляску, но потом все они зачем-то сворачивали опять в Патагонию. 
После ананасов с клубникой я ушел по-английски и слегка покачиваясь - мне еще предстояло развозить пиццу, а вечером - опять учить неправильные глаголы и дописывать эту бесконечную статью "Некоторые актуальные комментарии к недошедшей до нас карте Аль-Христаради ныне несуществующей страны Ух-Ты в мифическом море Сухих Ливней". У каждого - свой марафон.



29 апреля 1998 года, Монтерей